Домой » Государство » Следующий фильм, который я хотел бы снять об Алексее, должен быть о его инаугурации

Следующий фильм, который я хотел бы снять об Алексее, должен быть о его инаугурации

Следующий фильм, который я хотел бы снять об Алексее, должен быть о его инаугурации

Режиссер фильма “Навальный” Дэниэл Роер: “Следующий фильм, который я хотел бы снять об Алексее, должен быть о его инаугурации”

На кинофестивале Санденс, одном из главных кинофорумов мира, в конце января с большим успехом прошла премьера документального фильма “Навальный”, который снял молодой канадский режиссер Дэниэл Роер: лента получила приз зрительских симпатий. Фильм был также куплен для показа на Западе телеканалом HBO. В России прокат фильма не планируется ни в каком виде: российские власти считают Навального “экстремистом” и внесли созданный им Фонд борьбы с коррупцией и его штабы в список экстремистских и террористических организаций, деятельность которых запрещена. Сам политик находится за решеткой в колонии. Скорее всего, фильм о главном российском оппозиционном политике не будет доступен и на российских стриминговых сервисах. Однако его пиратская копия с русским переводом уже появилась на нескольких ресурсах.

Телеканал “Настоящее Время” поговорил с режиссером Дэниэлом Роером и спросил его, как у него, канадца, вообще появилась идея сделать фильм о России и преследуемом властями политике. Роер признался, что Россия и происходящее в ней его “просто завораживают”, и заметил, что хочет снять как минимум еще один фильм о Навальном – о том, как тот станет демократически избранным президентом своей страны.

– Как и когда вы впервые узнали про Алексея Навального?

– Мне кажется, впервые я услышал про Алексея Навального, когда он участвовал в выборах мэра Москвы в 2013 году. Мне вообще очень интересна политика, история, и, конечно, Россия – это страна, которая меня просто завораживает. Можно сказать, что я слежу за российской политикой в качестве хобби.

Но человек, благодаря которому появился этот фильм, – это Христо Грозев из Bellingcat, он потрясающий. Мы с Христо уже работали над другим проектом, к сожалению, он не получился. И вот мы сидим в Вене, у меня нет ни малейшего представления, что будет дальше, я думал вернуться домой в Канаду. И в один прекрасный день Христо приходит и говорит: “Мне кажется, у меня есть кое-что, что может тебя заинтересовать. Ты слышал про Навального?”

Я сказал: “Да, Христо, я слышал про Навального”. И он говорит: “Я думаю, что знаю, как найти тех, кто пытался его отравить”. И вот так это все началось. И уже через неделю я сидел напротив Алексея и Марии Певчих, его бесстрашного расследователя. И мы стали обсуждать возможность сделать вместе этот проект.

– И они согласились начать сотрудничество уже тогда?

– Да, они понимали, что эта история, которая тогда начала разворачиваться, она просто невероятная. Они понимали, что работа, которой занимался Христо и к которой подключилась Мария Певчих, чтобы ему помочь – что это необыкновенная работа. Они раскрывали это покушение на убийство. И я думаю, что Алексей просто увидел ценность в том, чтобы вокруг были камеры, которые могли все это снять. И решил дать возможность опытному, грамотному режиссеру просто фиксировать все происходящее.

Тогда мы не понимали, во что это вырастет. Но мне кажется, они чувствовали, что очень важно это сохранить. И вот в этом настроении мы и начали нашу общую работу над фильмом.

– Несколько раз в фильме Алексей говорит о смерти и о том, что, возможно, будет предпринята еще одна попытка его убить. Какое впечатление это произвело на вас? Он действительного этого не боится? И что думает его семья и команда? Его смерть обсуждалась как какой-то реальный сценарий?

– Ну, я думаю, что это и так всем известно, Алексей – это воплощение смелости. Вне зависимости от того, разделяете вы его взгляды или нет, сила его характера не вызывает вообще никаких вопросов. Его бесстрашие перед лицом противника – почти сверхчеловеческое.

Я скажу, и я говорил об этом и ранее: проведя достаточное время рядом с Алексеем Навальным, вы проникаетесь его взглядами и его мужеством. И я очень надеюсь, что у меня еще будет возможность вернуться к работе с ним. Следующий фильм, который я хотел бы снять про Алексея Навального, должен быть о его инаугурации, когда Алексей станет первым демократически избранным президентом Российской Федерации.

Очевидно, что Владимир Путин – простой смертный, который однажды перестанет быть президентом России. И я думаю, что самой России совершенно не обязательно всегда оставаться страной, предрасположенной к авторитаризму и бесконечной коррупции. И я действительно считаю, что то, что предлагает Алексей, – это “прекрасная Россия будущего”. Вы можете соглашаться с этим или не соглашаться, но то, за что он борется сильнее всего, – это честные демократические выборы. И было бы прекрасно, если бы он сам смог однажды принять в них участие.

– Моя русская подруга из Лос-Анджелеса рассказывала мне, что в Штатах люди, посмотревшие ваш фильм, буквально пребывают в шоке. Отравление главного оппозиционного политика страны спецслужбами и другие события, которые мы, русские, россияне, уже воспринимаем как часть современной истории страны, для них – настоящий триллер. Расскажите, с какой реакцией на ваш фильм вы сейчас сталкиваетесь чаще всего?

– Мне тоже кажется, что американская аудитория действительно в шоке от фильма. Многие пишут, что могут его сравнить с кино про Джейсона Борна – с экшен-муви или, действительно, с триллером. Как создатель фильма я, конечно, считаю это высшей степенью похвалы.

Но, конечно, в первую очередь с помощью этого фильма люди знакомятся с Алексеем Навальным. Я не думаю, что большинство американцев в курсе, кто он. Некоторые люди в США, конечно, знают, что он “тот самый человек, которого отравили”. Но в остальном, конечно, у них очень поверхностное представление. И то, что я пытаюсь показать – что это очень сложный портрет этого мужественного человека и его семьи.

Я хочу еще раз подчеркнуть: вы можете не соглашаться со всем, за что он выступает, но его борьба за демократию и за прекрасную Россию будущего заслуживает поддержки всего мира. И я думаю, что аудитории резонирует и откликаются его история и его харизма.

– То есть вашей основной задачей было познакомить зрителей в США с самим Алексеем?

– Я бы не сказал, что это было моей основной задачей. Скорее, моей основной задачей было сделать самый лучший фильм, который я только мог снять. И вышло так, что Алексей стал объектом этого фильма. Для меня, как для режиссёра, не может быть ничего важнее чем сделать самый лучший фильм. И в этот раз получилось так, что фильм посвящен необыкновенно харизматичному герою. Люди неминуемо познакомятся с ним в этом фильме. Но я не могу сказать, что именно это было моей главной целью.

– Я думаю, вы знаете, что в России вокруг фильма идут большие споры: люди пытаются понять, кто был вашей целевой аудиторией? Ведь в России сейчас не существует способа посмотреть ваш фильм легально. И, честно говоря, я не думаю, что в Москве или любом другом городе могут состояться официальные показы и фильм выйдет в прокат. И также в России есть очень много людей, которые хотели бы посмотреть фильм за деньги, но они не считают, что это в принципе возможно. Как вы думаете, ваш фильм будет когда-нибудь показан в России, учитывая все, что произошло с Навальным после его возвращения на родину?

– Прежде всего, хочу сказать тем российским зрителям, которые ждут этот фильм, чтобы они немножко потерпели. Он к ним попадет. Мы найдем способ показать это кино в России.

Возвращаясь к вашему вопросу, для кого, в принципе, был сделан этот фильм: конечно, поскольку режиссером был выбран я, большая часть фильма сделана на английском. И я думаю, что у Алексея могли быть свои причины, по которым он хотел сделать этот фильм понятным для западного зрителя. Но если смотреть совсем широко, этот фильм – для всех, для всего мира. Для мира, который живет в эпоху авторитаризма, набирающего силу.

Примеры тому есть везде. Посмотрите, что происходит в Северной или Южной Америке, в России или на Ближнем Востоке. Именно поэтому мне хотелось поделиться историей Алексея Навального. Мне кажется, он олицетворяет собой ту смелость, которая необходима для того, чтобы бороться с авторитарным режимом.

Я думаю, фильм будет понятен каждому. И я надеюсь, что его зрителям в России он также понравится, он их тронет. А люди, которые никогда не слышали про Навального, увидят этот мужественный образ.

– Чей отзыв или рецензия на этот фильм были для вас важнее всего? И что сказал этот человек?

– Знаете, это отличный вопрос (вздыхает и долго думает). Сейчас мне в голову не приходит ни один конкретный человек. Конечно, пока мы делали кино, важнее всего была семья Алексея и все остальные люди, которые участвовали в съемках. Но как режиссер, я не могу сказать, что это было первоочередной задачей.

Но вообще, то как отреагировали критики, эта потрясающая оценка – это просто поразило меня. Есть ощущение, что фильм вышел в правильный момент, и что его смотрят правильные люди. Так что, если можно так сказать, самый важный фидбек дал мне мир. И, конечно, зрители фестиваля “Санденс”, где кино получило награду в номинации “Приз зрительских симпатий”. Мне хочется верить, что этот факт говорит о том, какого сложного и притягательного человека мне довелось сопровождать в качестве режиссера.

*****

В августе 2020 года Алексей Навальный был отравлен в Томске нервно-паралитическим веществом класса “Новичок”. Независимые и иностранные расследователи и соратники Навального считают, что к этому были причастны сотрудники российских спецслужб, и назвали имена участников покушения, сотрудников ФСБ. Российские власти причастность к отравлению Навального категорически отрицают.

После многомесячного лечения и реабилитации в Германии, в январе 2021 года Навальный вернулся в Россию. Сразу же после возвращения на паспортном контроле в аэропорту Шереметьево он был арестован и отправлен сначала в СИЗО, а потом и в колонию. Формальным основанием для этого был запрос ФСИН, которая посчитала, что, уехав в Германию на лечение (политик был туда доставлен в состоянии комы), оппозиционер нарушил условия условного содержания по “делу “Ив Роше”. Суд встал на сторону ФСИН, и Навальному заменили условный срок по этому делу на лишение свободы в колонии общего режима.

В России после возвращения Навального прошло несколько массовых акций протеста в поддержку политика, но они привели лишь к многочисленным уголовным делам. Также власти окончательно разгромили созданный Навальным Фонд борьбы с коррупцией и его региональные штабы: они были признаны экстремистскими организациями и запрещены. Десятки соратников оппозиционера уехали из России, на многих были заведены дела по различным статьям – от экстремизма до вовлечения несовершеннолетних в преступную деятельность.

 

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector