Домой » Государство » Российский солдат-контрактник заявил о невыносимых условиях службы

Российский солдат-контрактник заявил о невыносимых условиях службы

Российский солдат-контрактник заявил о невыносимых условиях службы

Контрактников единственной в РФ бригады «голубых касок» мотивируют жить списками самоубийц

Солдат-контрактник, служащий в 15-й гвардейской мотострелковой бригаде, что базируется в поселке Рощино под Самарой, рассказал об условиях службы. Текучка кадров и некомплект в части, являющейся единственной миротворческой частью сил ООН в России, приводят к работе круглыми сутками, зачастую без еды и сухих пайков. Военнослужащий выражает общее мнение и просит прислать проверку начальства. О том, что повод для беспокойства есть, говорят и в Комитете солдатских матерей, но с их позицией спорят.

В редакцию URA.RU обратился военнослужащий 15-й миротворческой бригады, который пожаловался на моральное давление и унижения от старших по званию. Частое явление в элитном подразделении — это переработки, нехватка амуниции и даже голод. О ворохе проблем, обусловленных прежде всего тем, что в бригаде большой некомплект, солдат рассказал на условиях анонимности

Сформированная в феврале 2005 года 15-я мотострелковая миротворческая бригада считается передовой и принимает участие в различных профильных операциях за пределами России. Соединение входит в состав международных миротворческих сил ООН и является единственным в своем роде в стране. Военнослужащие бригады принимали официальное участие в военном конфликте в Нагорном Карабахе, а по неподтвержденным данным проводили операции в Крыму и Донбассе.

Ошибка призывника

Сергей (имя изменено) вместо года срочной службы принял решение подписать контракт и по распределению попал в военную часть № 90600. «Все-таки служба по контракту, как не устают повторять в Минобороны, это престижно, перспективно, дает чуть больше свободы и возможность получать приличное денежное довольствие. Во всяком случае, мне казалось, что отношение к контрактникам со стороны армейского руководства более уважительное, чем к служащим на срочной службе. Но я сильно заблуждался и столкнулся с настоящим произволом», — говорит военный.

По словам собеседника агентства, в части законы и трудовые нормы в отношении служащих не соблюдаются. «Первое с чем я и мои коллеги сталкиваемся регулярно — это постоянные переработки, которые естественно никак не оплачиваются. Рабочий день даже у рядового контрактника по распорядку начинается в 7.00 и должен заканчиваться в 18.00. Но, видимо, руководство части об этом не знает, поэтому переработки тут дело привычное. И ладно бы, если это были бы лишние час или два.

Нередко приходится работать и до двух ночи, а ведь утром подъем в 6.00. Из-за этого возникает постоянный недосып, что влияет на моральное состояние. Нередко к работе привлекают в выходные дни.

Если не сделаешь работу, тебя отчитают. За переработки не дают „отсыпные“ дни. Бывало, что я спал по часу в сутки и потом вновь выходил на работу на целый день», — рассказывает военнослужащий.

Копать от забора и без обеда

Сергей утверждает, что переработки — это лишь часть проблем, с которыми сталкиваются служащие части. Нередко контрактники остаются без положенного им питания на протяжении всего дня. Обмундирование также приходиться покупать на собственные средства иначе можно получить от начальства серьезный выговор.

«В контракте прописано, что у нас должен быть завтрак, обед и ужин, но иногда мы с 6:00 до 20:00 на „рабочке“ и даже сухие пайки нам не выдают. Приходится терпеть голод, а если выпадет возможность — питаться за свой счет. Проблемы в части есть и со снаряжением, поэтому часть обмундирования приходится покупать на свои деньги, иначе получишь ворох проблем», — говорит Сергей.

Военный подчеркивает, что по отношению к солдатам не соблюдаются элементарные нормы законодательства. «В части есть контрактники, которые также как и я пошли на контракт вместо срочной службы. Сталкиваясь со всем этим произволом, люди предпочитают вернуться на срочную службу, чтобы уволиться по окончанию призыва. В переводе им не имеют право отказать по закону, но в итоге могут тянуть с этим по три месяца и более. В некоторых случаях и вовсе не переводят, рвут рапорта или говорят, что они утеряны. Идут на любые уловки, чтобы сохранить кадры даже против их воли, поскольку текучка в бригаде ужасная.Люди, которые здесь служили по десять лет, не продлевают контракты, некоторые и вовсе разрывают их до окончания срока. Люди просто бегут отсюда толпами. Из-за этого приходится и перерабатывать, и лишние наряды стоять. Потому что во взводах по два-три вакансии», — говорит собеседник.

Непозитивная мотивация

Постоянные переработки и давление со стороны начальства, влекущие за собой регулярный стресс и моральное перенапряжение, приводят к побегам из части и даже суицидам.

Сергей говорит, что суициды среди военнослужащих 15-й миротворческой бригады стали настолько обыденным явлением, что в части даже висит список с именами самоубийц с лозунгом «Не повторяйте чужих ошибок!»

«В части обсуждается, что недавно один из рядовых контрактников обещал покончить жизнь самоубийством, если его заберут в командировку и не переведут на срочную службу. В итоге с переводом командование тянуло, и он просто сбежал из части. Его нашли, сейчас решается вопрос с его переводом в другое подразделение. Я не оправдываю дезертирство, по закону так нельзя, но его до этого морально уничтожили в своем же взводе, особенно сержанты. Люди тут терпят, но не предпринимают ничего, поскольку боятся. Я хочу привлечь внимание общественности, потому что отсюда я вряд ли что-либо смогу сделать. Тем более один. Хочу, чтобы сюда заявилась основательная проверка, чтобы условия стали лучше. Отношение к людям здесь — как к скоту», — подытоживает наш собеседник.

Контрактник рассказывает, что несколько случаев суицида произошли в конце 2021 года, но ни официального подтверждения, ни сообщений в социальных сетях или в СМИ об этом не нашлось.

«Кадровая политика в армии устарела»

Полностью укомплектованная контрактниками бригада, несмотря на свою элитарность, сталкивается с типичным комплексом проблем, которые в разной степени выражены в более скромных по статусу воинских частях РФ. Изменить ситуацию могут лишь фундаментальные перемены в политике Минобороны РФ, считают эксперты.

По словам председателя Ассоциации по содействию защите прав военнослужащих и призывников — «Комитет солдатских матерей» Светланы Голуб, схожая ситуация наблюдается в большинстве войсковых частей страны. Главная же причина текущих проблем в устаревшей системе кадровой политики в армии РФ.

«К сожалению, нарушения норм трудового законодательства встречаются практически в каждой войсковой части. Тут не надо быть экспертом, чтобы объяснить какими трагедиями это может обернуться. Перечисленные факты не выдерживает никакой критики.

Военные правоохранительные органы обязаны провести объективную проверку. Что это за необходимость переработок в мирное время? Если это связано со служебной необходимостью, то почему должностные лица не фиксируют их надлежащим образом?

Есть учетные регистры в виде специального журнала, который хранится неизвестно у кого. И если военнослужащему повезет отыскать этот регистр, то он сможет вписать себя в строку переработки. Большинство из них вообще не знает о существовании такого учетного регистра. Даже не каждый офицер про это знает. Нет нормальной системы кадровой политики — все устарело. Во времена застоя были одни условия службы. Нынешнее время и политическая обстановка диктует иные. Контроль за соблюдением трудового законодательства обязаны вести кадровики», — говорит Светлана Голуб.

Эксперт считает, что главное управление кадров Минобороны РФ не особо стремится идти в ногу со временем и менять свой формат работы, поскольку какие-либо изменения предусматривают бюрократические хлопоты. «Гораздо удобнее закрыть рот бунтарям, перевести в другую войсковую часть или уволить. И отрапортовать начальству, что штат личного состава укомплектован и все хорошо, а критика к работе кадрового ведомства — наветы недоброжелателей и вообще чуть ли не диверсии. Но шила в мешке не утаить. В социальных сетях и в СМИ то и дело, всплывают неудобные истории на живых примерах, как некоторые из командиров вынуждены закрывать недокомплект по численности контрактников в своих войсковых частях и что из этого получается. Так и до армейского бунта недалеко», — считает глава «Комитета солдатских матерей».

Огульные обвинения

Не согласен со Светланой Голуб бывший начальник зенитно-ракетных войск Сергей Хатылев, считающий, что подобные сообщения от отдельных служащих зачастую продиктованы личной обидой на непосредственное руководство, а не объективно плохой ситуацией в конкретной части.

«Важно понимать, что сегодняшняя армия максимально прозрачна и все чрезвычайные инциденты очень сложно оставить в тайне. Поэтому я сильно сомневаюсь, что в данной бригаде имели место быть реальные случаи суицида. Такое ощущение, что данный контрактник преследует какие-то свои личные цели и пытается оговорить руководство части. Я по своему 37-летнему опыту службы скажу, что, скорее всего, человек просто перевирает все факты ради какой-то личной выгоды. В части есть все необходимые телефоны для помощи солдату, в том числе и телефоны доверия. Он всегда может позвонить по ним и обратиться с жалобами. В крайнем случае, он может обратиться в телефоны доверия через родителей, но почему-то этим не пользуется. Есть командир части, командир соединения. Можно пойти в прокуратуру, если считаешь, что такие факты имеют место», — говорит эксперт.

Претензии военнослужащего по поводу питания Сергей Хатылев и вовсе считает необоснованными. «К слову, контрактников кормить и не должны, а только в случае рапорта командиру части, когда он просит довольствие в конкретных случаях. С него за это высчитывают деньги. В любом случае командир решает этот вопрос», — отмечает бывший военный.

При этом Сергей Хатылев все же не исключает определенных проблем, поскольку негативные глобальные тенденции в российской армии все же имеют место быть, и связаны с низкой квалификацией руководящего звена.

«Сегодня старшие офицеры и даже генералы это те люди, которые в 90-е годы получали чины и должности из-за высокой текучки, потому что в те годы армия была в упадке. Вот эти офицеры, которые не прошли весь армейский кадровый путь получали должности и сейчас пришли в командование. У них нет опыта, нет той советской закалки. Я и сам удивляюсь тому, как сейчас организована в некоторых моментах служба, что наблюдаю регулярно проживая в военном городке. Так что конечно исключать нельзя ничего, но прежде чем огульно кого-то обвинять, нужно все тщательно проверить», — считает Хатылев.

В пресс-службе Центрального военного округа корреспонденту URA.RU сообщили, что все сообщения о возможных нарушениях в военной части будут тщательно проверены. Агентство просит откликнуться всех, кому что-то известно о нарушениях в армии. Свои сообщения можно присылать на редакционную почту или сообщениями на редакционные страницы в соцсетях.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector