Домой » Государство » Ответ BLM: должны ли мы стыдиться крепостного права, как американцы рабства?

Ответ BLM: должны ли мы стыдиться крепостного права, как американцы рабства?

Ответ BLM: должны ли мы стыдиться крепостного права, как американцы рабства?

Публично признавая существование в истории своих стран бесчеловечных форм общественного устройства, их жители, тем самым, воспитывают в себе антифашистские убеждения, чего о гражданах России сказать нельзя.

Прошло уже больше года с начала драматических событий в Америке, когда полицейский Дерек Шовин убил, пусть и непредумышленно афроамериканца Джорджа Флойда, прижав его коленом к асфальту и продержав в таком положении около 8 минут, пока Флойд не умер. Это убийство породило всплеск антирасистских волнений в Америке, а потом и в других странах мира. В результате, в странах, в которых когда-либо существовало рабство, стало принято становиться на одно колено, выражая тем самым соболезнование и родным Флойда, и раскаяние за свою страну, практиковавшую это бесчеловечное явление. В России же, как обычно, все шиворот навыворот. В ней не только никому не придет в голову стать на колено, или хотя бы поддержать людей, совершающих этот символический жест, а напротив – вошло в моду порицать встающих, издеваться над ними и освистывать их, как это произошло перед матчем Евро-2020 между сборными России и Бельгии.

Между тем, этот обычай выбивает у российских патриотов единственный козырь в споре о том, кто более злодей в истории: русские со своим крепостным правом, или американцы с рабством. Об этом вспомнила в своем блоге писательница Вера Соколинская в связи с очень интересной датой: 29 июля 1792 года Екатерина II восстановила право помещиков продавать крепостных с публичных торгов:

«Во Франции провозгласили «Свободу, равенство и братство», а у нас «братьев во Христе» распродавали с публичных торгов.

«Если дворяне решают продать своих крепостных, они их выставляют вместе с жёнами и детьми в общественных местах и каждый из них имеет на лбу ярлык, указывающий цену и их специальность» (Шантро Voyage philosophique).

Смотрите также:  Геннадий Зюганов возглавит фракцию КПРФ в новой Государственной думе

Как-то не осознается, что Петербург был столицей работорговли!

Существовали настоящие невольничьи рынки, где выставлялись на продажу крепостные. (В пушкинские времена один находился против Владимирской церкви. Другой — рядом с Поцелуевым мостом.)

Рынки для продажи людей имелись также на Лиговском канале, у Кокушкина моста и в Коломне. На Сенной площади существовал специальный «пятачок» для торговли людьми (он назывался «рабий рынок»).

На российских работорговых рынках особенно хорошо шли молодые привлекательные рабыни, которых русские помещики покупали для «постельных утех и развлечений»…

Гарем из крепостных «девок» в дворянской усадьбе XVIII-XIX столетий – это такая же неотъемлемая примета «благородного» быта, как псовая охота или клуб. Дети от крепостных были и у Тургенева, и у Толстого. Дворян не смущало то, что их дети были рабами, подвергались телесным наказаниями, а при случае продавались.

Когда Тургенев рассказал Виардо, что у него есть дочь от крепостной, та пришла в ужас: Твоя дочь — рабыня!? Хотела собирать деньги на выкуп, а наш гуманист-классик успокаивал, мол, не надо, она же наша крепостная.

– Твоя дочь — твоя рабыня? – это очень трудно перевести не столько на иностранный язык, сколько на западное понимание.

Сын Толстого от крестьянки был больше похож на отца, чем законные дети, служил кучером в Ясной поляне.

С. Л. Пушкин, отец поэта, подарил своей крестнице крепостную Пелагею Семенову.

Рабами владела и церковь: православные продавали православных.

 

«Российская империя — это сто тысяч семей, считающих себя чем-то, и 54 миллиона людей-скотов, которых, как лошадей и быков, продают, дарят, меняют и стегают». (Французский литератор Ж.-Б. Мей, 1829 год).

«При всех издержках крепостничества именно оно было главной скрепой, удерживающей внутреннее единство нации». (Валерий Зорькин, председатель Конституционного суда РФ, 2014 год)…»

Смотрите также:  Фасад фейковой демократии Владимира Путина рушится

Не мудрено, что читатели этой публикации задались правомерным вопросом, который один из них озвучил так:

«Написано, как всегда, зажигательно. Но задам неудобный вопрос: а сейчас это должно быть предметом возмущения или что? Или стыдно за это должно быть? И тогда должно ли быть стыдно что когда-то люди были людоедами вообще? Вот я хочу понять посыл – плохо что такое вообще было? Или что так долго задержалось в сравнении с приводимыми французскими лозунгами?»

Ответов было множество, и почти все в одном духе:

– Да. Это и сейчас должно быть предметом возмущения и негодования. И стыда за мрачные страницы отечественной истории.

– Очевидно. Ничего в России за 200 лет не поменялось. Как были крепостными большая часть населения – так есть и сегодня. Понятия “Свобода”, “Права”, “Обязанность” – не знакомы большей части населения

– Это точно должно быть предметом обсуждения, а не замалчивания. Надо дать настоящее точное определение тому, что было— назвать вещи своими именами, тогда меньше захочется бить себя в грудь и твердить о предках…

– Это должно быть предметом понимания особенностей формирования русской культуры и сознания. Для того, чтобы развиваться, нужно знать свои темные и слабые стороны.

– Ужасно… И умом непостижимо – именно когда говорим о значимых личностях в русской и мировой культуре и они буднично причастны к рабовладению со всеми этого явления ужасными свойствами…

– Стыдиться ли того факта, что один русский человек продавал другого на рынке? Да, и стыдиться, и рефлексировать над этим, и изучать этот социальный феномен, и жить с этим. Вы ведь можете гордиться подвигами дедов. Помните это: “Спасибо дедузапобеду”? Или горделивое прошлое стоит приосанившись посреди площади, а негодное отдельно, в сторонке, потупив очи к долу?

Смотрите также:  Как именно теперь власть сможет убеждать людей ставить себе прививки?

– Вместе с татарским игом крепостничество создало ту самую парадигму, которая сформировала национальный характер: полное обесценивание человеческой жизни, неприятие индивидуальности. Прибавьте к этому православие-и результат только усиливается. А без этого невозможно построить нормальное гражданское общество. Отсюда постоянная тяга к сильной руке.

А в этом ответе содержится горькая и неизбывная правда о том, что рабство в России по сути никуда не делось, оно только меняет время от времени вывеску:

– Крепостные в среднем работали на барина 3 дня в неделю, остальное время на себя, а в колхозе работали 6 дней в неделю на хозяина и денег не получали, а налоги платить обязаны были в отличие от крепостных.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Adblock
detector