С такой «Дылдой» да в калашный ряд

С такой «Дылдой» да в калашный ряд

На «Оскар» от России планируют выдвинуть омерзительный фильм про послевоенный Ленинград, который ни один нормальный человек до конца не досмотрит. В картину, действие которой происходит в 1946 году в городе, недавно пережившем блокаду, умудрились запихнуть темы лесбиянства, проституции, суррогатного материнства и эвтаназии.

До очередной церемонии вручения «Оскара» — ровно полгода. Но авторитетные источники, близкие к «Комиссии по выдвижению российского фильма на соискание премии Американской киноакадемии» (таково официальное наименование российского оскаровского комитета), уже выдали инсайдерскую информацию: от нашей страны в Лос-Анджелес отправится картина 28-летнего режиссера Кантемира Балагова «Дылда».

Видимость конкуренции фильму ради приличия составят ленты «Война Анны» Алексея Федорченко и «Коридор бессмертия» Федора Попова.

Если так оно и случится, это будет не просто частный позор нашего кинематографического сообщества, а позор на всю страну, потому что «Дылда» — омерзительный фильм, в котором жители послевоенного Ленинграда — города, не сдавшегося врагу, представлены как маргиналы и нравственные уроды, — отправится на оскаровский показ накануне 75-летия Победы. И тут даже не об идеологии речь, а скорее об уважении к нашим предкам, которые эту Победу добывали, и о самоуважении, конечно.

Прокат картины в российских кинотеатрах обернулся провалом: люди массово уходили из залов, выражали негодование в соцсетях. Фильм, начинающийся со смерти маленького ребенка, повествует историю о двух как бы фронтовичках. Действие происходит в 1946 году. И все «важные» для того времени темы затронуты: лесбиянство, проституция, суррогатное материнство, эвтаназия — одна из героинь, работая в госпитале, по заданию главврача приканчивает тяжелораненых бойцов. Финал предсказуем: главврач под угрозой шантажа осеменит Дылду, чтобы она родила нового ребенка для своей подруги. Понятно, что этот бред сивой кобылы ни один нормальный человек до конца не досмотрит, но реклама — а «Дылду» перед премьерой усиленно продвигали — сделала свое дело: билеты на сеансы в общей сложности купили 90 тысяч зрителей. Сколько из них хлопнули дверью кинозала — статистика не уточняет. Подозреваем, что — большинство.

Но всё это, видимо, ничего не значит для российского оскаровского комитета. Потому что русофобия (насчет того, что фильм Балагова — именно русофобский, вряд ли могут быть два мнения) отлично продается за рубежом.

А вот «Дылдиных» конкурентов — не продать. Ну кому на Западе нужен пронзительный и в хорошем смысле слова патриотический фильм «Коридор бессмертия» — о подвиге ленинградцев, водивших поезда с продовольствием и оборудованием в блокадный город? Изначально ясно, что в российском оскаровском забеге эта картина — явный свадебный генерал. Или «Война Анны» — история девочки, выжившей под носом у немецких оккупантов, надолго застревающая в голове у зрителя. Картина получила премии «Ника», «Золотой орел» и «Белый слон». Но где в ней феминизм, ЛГБТ и прочий изврат? Не подходит! То ли дело «Дылда»…

На фестивале в Каннах фильм Кантемира Балагова был встречен на ура, взял приз критиков ФИПРЕССИ и получил награду за режиссуру в программе «Особый взгляд». А вот «Квир-Пальмовую ветвь за освещение темы ЛГБТ в кино» ему не дали, хотя в число номинантов лента была включена. Видать, недотянул режиссер с «Дылдой» — надо было больше «розового» в фильм добавить.

Кантемир Балагов — режиссер молодой, он в профессии — всего два года. До этого жил в Нальчике, работал скромным бухгалтером. Первый фильм Балагова «Теснота» — о драме еврейской семьи, проживающей на Северном Кавказе в девяностые годы — тоже завоевал приз в Каннах, но только один. Юноша и стоящий за ним продюсер Александр Ефимович Роднянский сделали единственно правильный вывод: нужно больше чернухи.

Роднянский по этим делам — спец. Три чернушных фильма Андрея Звягинцева — «Елена», «Левиафан» и «Нелюбовь» — его продюсерская работа. Фактически с подачи Роднянского Балагов заступил на место вышедшего в тираж Звягинцева, некогда восторженно принятого на Западе за крайне отрицательное изображение России на большом экране. Что характерно, все смысловые акценты он расставляет примерно так же, как и Звягинцев. Нелюбовь, одним словом.

Это — вольно или невольно — отмечают те, кто посмотрел «Дылду». Вот лишь несколько цитат: «Автор не любит своего зрителя; скука смертная». «Актрисы целуются премиально — слюна модно тянется от одной девицы к другой». «Подавляющее большинство персонажей носит следы если не физического, то явного морального уродства». «К просмотру не рекомендую, так как фильм больше заберет, нежели что-то даст».

Насчет последнего утверждения можно поспорить. «Дылда» действительно много заберет — это если говорить о зрителях и о тех, кто с уважением относится к истории своей страны, которую сейчас стремятся переписать все, кому не лень. Но кое-кому она и даст — в частности, своим создателям, которые могут получить если не «Оскар» в юбилейную годовщину Победы, то уж точно различные преференции, которые помогут им занять теплое место на идеологической кинополяне под сенью Голливуда.

От редакции Русранд.ру: в будущей постпутинской России государственная культурная  политика будет радикально преобразована. Будет поставлен заслон русофобии и россиефобии. Еще в 2017 году Центром Сулакшина была подготовлена серьезная государственно-управленческая разработка по этой теме «Вызов культурной дерусификации (россиефобии) и государственный ответ», которая является составной частью Программы Сулакшина по оздоровлению и спасению нашей Родины.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *